воскресенье, 10 ноября 2013 г.

Денискины рассказы

Известному детскому писателю Виктору Драгунскому в ноябре исполняется 100 лет. «Он был подарком, праздником», – говорили о нём друзья и близкие. Виктор Юзефович Драгунский писал замечательные книги для детей, создавая удивительный, радостный и неповторимый мир, где нет места для скуки и уныния. Он признавался: «Отношусь к этому делу свято. Пожалуй, только в детской литературе можно одновременно сохранить и обрести душевную чистоту». Литературная известность пришла к писателю в 1961 году, когда появились первые шестнадцать рассказов о мальчике по имени Дениска Кораблев. Эти истории, рассказанные, как говорил сам автор, «по секрету всему свету», известны нам как «Денискины рассказы».


Драгунский В.Ю. Денискины рассказы / Виктор Драгунский; [ил. А. Халиловой]. - М.: Росмэн - Пресс, 2010. – 64 с.: ил.

Имя для главного героя Драгунский выбрал не случайно – так звали его сына. Ох уж этот Дениска с его неисправимой детской логикой! То он сливает с другом папино вино (черное и желтое) в банку из-под компота, чтобы сдать стеклотару и выручить деньги маме на подарок, то готов отдать все свои детские сокровища за такое необыкновенное, доброе, маленькое чудо – светлячка, - ведь «он живой и светится…». Секрет обаяния маленького героя заключен в изумительной детской непосредственности и живой реакции на происходящее. Дениска – замечательный непоседа, полный доброго отношения к людям, готовый поделиться всем, что имеет, видит и чувствует.


Рассказы о Дениске переведены на многие языки мира и даже на японский. Виктор Драгунский написал к японскому сборнику искреннее и веселое предисловие: «Я родился довольно давно и довольно далеко, можно сказать даже, в другой части света. В детстве я любил драться и никогда не давал себя в обиду. Как вы понимаете, моим героем был Том Сойер, и никогда, ни в коем случае, не Сид. Я уверен, что вы разделяете мою точку зрения. В школе я учился, прямо скажем, неважно… С самого раннего детства я крепко полюбил цирк и люблю его до сих пор. Я был клоуном. О цирке я написал повесть «Сегодня и ежедневно». Кроме цирка я очень люблю маленьких детей. Я пишу о детях и для детей. В этом вся моя жизнь, ее смысл».

«Денискины рассказы» - это весёлые истории с чутким видением важных мелочей, они поучительны, но без нравоучений. Если вы их ещё не читали, начните с самых трогательных историй и лучше всего на эту роль подойдет рассказ «Друг детства».

Денискины рассказы: Друг детства

Когда мне было лет шесть или шесть с половиной, я совершенно не знал, кем же я в конце концов буду на этом свете. Мне все люди вокруг очень нравились и все работы тоже. У меня тогда в голове была ужасная путаница, я был какой-то растерянный и никак не мог толком решить, за что же мне приниматься.
То я хотел быть астрономом, чтоб не спать по ночам и наблюдать в телескоп далекие звезды, а то я мечтал стать капитаном дальнего плавания, чтобы стоять, расставив ноги, на капитанском мостике, и посетить далекий Сингапур, и купить там забавную обезьянку. А то мне до смерти хотелось превратиться в машиниста метро или начальника станции и ходить в красной фуражке и кричать толстым голосом:

– Го-о-тов!
Или у меня разгорался аппетит выучиться на такого художника, который рисует на уличном асфальте белые полоски для мчащихся машин. А то мне казалось, что неплохо бы стать отважным путешественником вроде Алена Бомбара и переплыть все океаны на утлом челноке, питаясь одной только сырой рыбой. Правда, этот Бомбар после своего путешествия похудел на двадцать пять килограммов, а я всего-то весил двадцать шесть, так что выходило, что если я тоже поплыву, как он, то мне худеть будет совершенно некуда, я буду весить в конце путешествия только одно кило. А вдруг я где-нибудь не поймаю одну-другую рыбину и похудею чуть побольше? Тогда я, наверно, просто растаю в воздухе как дым, вот и все дела.

Когда я все это подсчитал, то решил отказаться от этой затеи, а на другой день мне уже приспичило стать боксером, потому что я увидел в телевизоре розыгрыш первенства Европы по боксу. Как они молотили друг друга – просто ужас какой-то! А потом показали их тренировку, и тут они колотили уже тяжелую кожаную «грушу» – такой продолговатый тяжелый мяч, по нему надо бить изо всех сил, лупить что есть мочи, чтобы развивать в себе силу удара. И я так нагляделся на все на это, что тоже решил стать самым сильным человеком во дворе, чтобы всех побивать, в случае чего.
Я сказал папе:

– Папа, купи мне грушу!
– Сейчас январь, груш нет. Съешь пока морковку.
Я рассмеялся:

– Нет, папа, не такую! Не съедобную грушу! Ты, пожалуйста, купи мне обыкновенную кожаную боксерскую грушу!
– А тебе зачем? – сказал папа.

– Тренироваться, – сказал я. – Потому что я буду боксером и буду всех побивать. Купи, а?
– Сколько же стоит такая груша? – поинтересовался папа.

– Пустяки какие-нибудь, – сказал я. – Рублей десять или пятьдесят.
– Ты спятил, братец, – сказал папа. – Перебейся как-нибудь без груши. Ничего с тобой не случится. И он оделся и пошел на работу. А я на него обиделся за то, что он мне так со смехом отказал. И мама сразу же заметила, что я обиделся, и тотчас сказала:

– Стой-ка, я, кажется, что-то придумала. Ну-ка, ну-ка, погоди-ка одну минуточку.
И она наклонилась и вытащила из-под дивана большую плетеную корзинку; в ней были сложены старые игрушки, в которые я уже не играл. Потому что я уже вырос и осенью мне должны были купить школьную форму и картуз с блестящим козырьком.

Мама стала копаться в этой корзинке, и, пока она копалась, я видел мой старый трамвайчик без колес и на веревочке, пластмассовую дудку, помятый волчок, одну стрелу с резиновой нашлепкой, обрывок паруса от лодки, и несколько погремушек, и много еще разного игрушечного утиля. И вдруг мама достала со дна корзинки здоровущего плюшевого Мишку.
Она бросила его мне на диван и сказала:

– Вот. Это тот самый, что тебе тетя Мила подарила. Тебе тогда два года исполнилось. Хороший Мишка, отличный. Погляди, какой тугой! Живот какой толстый! Ишь как выкатил! Чем не груша? Еще лучше! И покупать не надо! Давай тренируйся сколько душе угодно! Начинай!
И тут ее позвали к телефону, и она вышла в коридор.

А я очень обрадовался, что мама так здорово придумала. И я устроил Мишку поудобнее на диване, чтобы мне сподручней было об него тренироваться и развивать силу удара.
Он сидел передо мной такой шоколадный, но здорово облезлый, и у него были разные глаза: один его собственный – желтый стеклянный, а другой большой белый – из пуговицы от наволочки; я даже не помнил, когда он появился. Но это было не важно, потому что Мишка довольно весело смотрел на меня своими разными глазами, и он расставил ноги и выпятил мне навстречу живот, а обе руки поднял кверху, как будто шутил, что вот он уже заранее сдается…

И я вот так посмотрел на него и вдруг вспомнил, как давным-давно я с этим Мишкой ни на минуту не расставался, повсюду таскал его за собой, и нянькал его, и сажал его за стол рядом с собой обедать, и кормил его с ложки манной кашей, и у него такая забавная мордочка становилась, когда я его чем-нибудь перемазывал, хоть той же кашей или вареньем, такая забавная милая мордочка становилась у него тогда, прямо как живая, и я его спать с собой укладывал, и укачивал его, как маленького братишку, и шептал ему разные сказки прямо в его бархатные тверденькие ушки, и я его любил тогда, любил всей душой, я за него тогда жизнь бы отдал. И вот он сидит сейчас на диване, мой бывший самый лучший друг, настоящий друг детства. Вот он сидит, смеется разными глазами, а я хочу тренировать об него силу удара…
– Ты что, – сказала мама, она уже вернулась из коридора. – Что с тобой?

А я не знал, что со мной, я долго молчал и отвернулся от мамы, чтобы она по голосу или по губам не догадалась, что со мной, и я задрал голову к потолку, чтобы слезы вкатились обратно, и потом, когда я скрепился немного, я сказал:
– Ты о чем, мама? Со мной ничего… Просто я раздумал. Просто я никогда не буду боксером.

Об авторе.

Виктор Драгунский прожил большую, интересную жизнь. Но не все знают, что до того, как стать писателем, в ранней молодости он сменил множество занятий и при этом преуспел в каждом: токарь, шорник, актер, режиссер, автор маленьких пьес, «рыжий» клоун на манеже Московского цирка. С одинаковым уважением он относился к любой работе, которой занимался в своей жизни. Он очень любил детей, и дети тянулись к нему, чувствуя в нем старшего доброго товарища и друга. Когда он был актером, то охотно выступал перед детьми, обычно в роли Деда Мороза во время зимних каникул. Он был добрым, веселым человеком, но непримиримым к несправедливости и лжи.


Виктор Юзефович Драгунский - человек удивительной судьбы. Он родился 30 ноября 1913 года в Нью-Йорке в семье эмигрантов из России. Однако уже в 1914 году, незадолго до начала Первой мировой войны, семья вернулась обратно и осела в Гомеле, где и прошло детство Драгунского. Вместе со своим отчимом актером Михаилом Рубиным в десять лет он начал выступать на провинциальных сценах: декламировал куплеты, бил чечетку и пародировал. В юности работал лодочником на Москве реке, токарем на заводе, шорником в спортивной мастерской. По счастливой случайности в 1930 году Виктор Драгунский поступил в литературно-театральную мастерскую к Алексею Дикому и здесь начинается интересный этап биографии – актерская деятельность. В 1935 году он начал выступать как актер. С 1940 года публикует фельетоны и юмористические рассказы, пишет песни, интермедии, клоунады, сценки для эстрады и цирка.
Во время Великой Отечественной войны Драгунский был в ополчении, а потом выступал на фронтах с концертными бригадами. Немногим более года он работал в цирке клоуном, но опять вернулся в театр. В Театре киноактера организовал ансамбль литературно-театральной пародии, объединив молодых малозанятых актеров в самодеятельную труппу «Синяя птичка». Драгунский сыграл несколько ролей в кино. Ему было почти пятьдесят, когда стали выходить его книжки для детей со странными названиями: «Двадцать лет под кроватью», «Ни пиф, ни паф», «Профессор кислых щей»... Первые Денискины рассказы Драгунского мгновенно стали популярны. Книги из этой серии печатались большими тиражами.

Однако Виктор Драгунский писал прозаические произведения и для взрослых. В 1961 году вышла повесть «Он упал на траву» о самых первых днях войны. В 1964 году опубликована повесть «Сегодня и ежедневно», рассказывающая о жизни работников цирка. Главный герой этой книги – клоун.
Умер Виктор Юзефович Драгунский в Москве 6 мая 1972 года. Писательскую династию Драгунских продолжили его сын Денис, ставший вполне преуспевающим литератором, и дочь Ксения Драгунская - блистательный детский писатель и драматург.

Близкий друг Драгунского, детский поэт Яков Аким однажды сказал: «Юному человеку нужны все витамины, в том числе все нравственные витамины. Витамины доброты, благородства, честности, порядочности, мужества. Все эти витамины дарил нашим детям щедро и талантливо Виктор Драгунский».

2 комментария:

  1. "Денискины рассказы"- любовь всего моего детства) Действительно, эта книга- настоящие "нравственные витамины" для детей!

    ОтветитьУдалить
  2. Полностью согласна, Катерина. Виктор Драгунский - и из моего детства. Читала его запоем. Мне все его рассказы нравятся. Долго выбирала любимый - остановилась на "Друге детства", такой символичный рассказ.

    ОтветитьУдалить