вторник, 26 июня 2012 г.

АЛЫЕ ПАРУСА МЕЧТЫ

В Санкт-Петербурге с именем Александра Грина связан летний праздник, известный всей России, –  праздник выпускников петербургских школ "Алые паруса".  Торжественный и красивый, он проходит летом, в белые ночи на Неве. Невероятное зрелище, описать словами невозможно. Мне посчастливилось в этом году побывать на этом празднике. И не мешал ни проливной дождь, ни огромное количество людей. Всем хотелось увидеть фрегат мечты!

Высоко в небе горит пламя на Ростральных колоннах. А затем огненная феерия охватывает почти все вокруг. От стен Петропавловской крепости со Стрелки идут  вверх залпы навесного фейерверка. Сполохами, пляшущими на ветру, огни обрамляют всю  Неву. А на их фоне, под симфонический оркестр, когда еще гремят залпы фейерверка, появился фрегат с алыми парусами. Настоящий корабль мечты из сказки. 


«Не знаю, сколько пройдёт лет, только в твоей жизни обязательно расцветёт сказка. Однажды утром, в морской дали под солнцем сверкнёт алый парус. Тихо будет плыть этот чудесный корабль и под звуки прекрасной музыки он величественно подойдёт к самому берегу и на этом корабле ты навсегда уплывёшь в блистательную страну, где твоя душа никогда не узнает слёз и печали».

СУДЬБА, КАК БУРНОЕ МОРЕ

Александр Степанович Гриневский, известный под псевдонимом Александр Грин, является одним из самых читаемых и любимых писателей. Книгами Грина зачитывается не одно поколение, ведь его герои умеют любить, мечтать и верить. Как было бы здорово, если бы все приняли нехитрую истину, которую предложил Александр Грин: «Она в том, чтобы делать так называемые чудеса своими руками. Когда душа человека ждет чуда, сделай ему это чудо, если ты в состоянии… Это так приятно, так невыразимо чудесно. Но есть не меньшие чудеса: улыбка, веселье, прощение, — и, вовремя сказанное, нужное слово. Владеть этим — значит, владеть всем».

Родился Александр Грин в  уездном городе Слободской Вятской губернии 23 августа 1880 года в  дворянской семье. Отец Александра, польский ссыльный Степан Гриневский, поселился там после амнистии. Вскоре после рождения Александра семья перебралась в Вятку, где прошли детские и юношеские годы будущего писателя. Нельзя сказать, что его детство было безоблачным и счастливым. С чем повезло семье польского ссыльного, так это с книгами. В 1888 году погиб на службе подполковник Гриневский, Сашин дядя. С похорон привезли наследство: три больших сундука, набитых томами. Они были на польском, французском и русском языках. Тогда-то восьмилетний Александр впервые ушел от реальности — в притягательный мир Жюля Верна и Майна Рида. Эта вымышленная жизнь оказалась куда интересней: бескрайний морской простор, непролазные чащи джунглей, справедливая сила героев навсегда покорили мальчишку. 

В том же 1888 году его отдали в Вятское земское реальное училище. Овладевать знаниями — дело трудное и неровное. Отличными успехами отмечались закон Божий с историей и география. Зато по остальным предметам в журнале маячили двойки да колы... Арифметику самозабвенно решал отец-счетовод. Так и проучился несколько лет, пока не выгнали «за скверное поведение». Как-то он написал шуточные стихи об учителях, весь класс веселился, после чего один из одноклассников выкрал стихи, долгое время шантажировал ими юного поэта и, в конце концов, отдал их преподавателю. Педсовет расценил шутку как пасквиль и исключил Александра Гриневского из училища. 

"Я не знал нормального детства, - писал Грин в своей "Автобиографической повести". - Меня в минуты раздражения, за своевольство и неудачное учение, звали "свинопасом", "золоторотцем", прочили мне жизнь, полную пресмыкания у людей удачливых, преуспевающих. Уже больная, измученная домашней работой мать со странным удовольствием дразнила меня песенкой:
Ветерком пальто подбито,
И в кармане ни гроша,
И в неволе -
Поневоле -
Затанцуешь антраша!
Я мучился, слыша это, потому что песня относилась ко мне, предрекая мое будущее...".  Жутко читать эти строки. Но так было... Потом было городское четырехлетнее училище, в предпоследний класс которого Александра устроил отец. Мать умерла, когда ему исполнилось тринадцать, отец женился второй раз, с мачехой отношения не заладились. Друзей тоже не было: Саша не стремился к общению, а сверстники его не любили, считали странным, «колдуном».

Летом 1896 года, тотчас же после окончания городского училища, Грин уехал в Одессу, захватив с собой лишь ивовую корзинку со сменой белья да акварельные краски, полагая, что рисовать он будет "где-нибудь в Индии, на берегах Ганга"... Рассказав в своей "Автобиографической повести" про то, как он, забывая обо всем на свете, упивался книгами,  писатель иронически добавляет: "Все это я описываю для того, чтобы читатель видел, какого склада тип отправился впоследствии искать места матроса на пароходе". Мальчик из Вятки, отправляющийся на берега Ганга в болотных сапогах до бедер и соломенной "поповской" шляпе, с базарной кошелкой и набором акварельных красок под мышкой, - и в самом деле представлял собою фигуру живописную. Познания, почерпнутые из книг, причудливо переплетались в его юной голове с самыми странными "вятскими" представлениями о действительности. Жизнь надо было познавать заново. 

Оказалось, что "Ганг" в Одессе так же недосягаем, как и в Вятке. Поступить на пароход даже каботажного плаванья было непросто. И тут требовались деньги, причем немалые, чтобы оплачивать харчи и обучение. Бесплатно учеников на корабли не брали, а Грин явился в Одессу с шестью рублями в кармане. Шестнадцатилетний мечтатель, попавший из провинциальной глухомани в шумный портовый город, с  фанатическим упорством пробивался к своей мечте - в море, в матросы. Худенький, узкоплечий, он закалял себя самыми варварскими средствами, учился плавать за волнорезом, где и опытные пловцы, бывало, тонули, разбивались о балки, о камни. Голодный, оборванный, он в поисках "вакансии" неотступно обходил все стоящие в гавани баржи, шхуны, пароходы. И порой добивался своего. Однажды юноше повезло: его взяли помощником матроса на корабль «Цесаревич», который шёл из Одессы в Александрию. Два дня он пробыл в Египте, даже выдумал историю, будто его ограбили. Вообще современники отмечали, что Александр Степанович нередко мог приврать и приукрасить свой рассказ.

Матрос из него вышел никудышный: ни ловкости, ни сноровки, ни здоровья у него не было. И его быстро списали на берег разгружать баржи. Началась полоса ночлежек, голоданий, болезней. Ночевал под лодкой, средств не хватало даже на ночлежку для нищих. Попутешествовав, Грин заболел и вернулся в Вятку. Жажда необычного, громкого, продолжала вести  Александра Грина по тернистым дорогам. Скитаясь по России, он перепробовал самые различные профессии. Грузчик и матрос "из милости" на случайных пароходах и парусниках в Одессе, банщик на станции Мураши, землекоп, маляр, рыбак, гасильщик нефтяных пожаров в Баку, снова матрос на волжской барже пароходства Булычев и К°, лесоруб и плотогон на Урале, золотоискатель, переписчик ролей и актер "на выходах", писец у адвоката. Но там, как и везде, мечты оборачивались суровой действительностью. В Сибири на сплаве леса у Александра проявился талант сказочника. Он рассказывал суровым сибирским мужикам сказки про Снежную королеву, аленький цветочек, Иванушку-дурачка. А когда у Грина запас сказок иссякал, он, словно Шахеризада, начинал их сочинять. Возможно, именно тогда и зародился мир гриновской фантазии.

Потеряв надежду хоть как-то устроиться в жизни, Грин подался в солдаты и узнал сполна, что такое «солдатчина». Бежал, поймали, судили, снова бежал. И стал революционером. Обычно революционерами становились по идейным убеждениям, или если захватывала мода на революцию. Гриневский пошел в революцию по соображениям «эстетическим» - энергия поисков прекрасного требовала активного выхода. И революционную партию выбрал себе самую что ни есть «романтическую» - партию эсеров: террор, заговоры, бомбы, покушения. Эсеры снабдили Грина фальшивым паспортом на имя Григорьева и переправили в Киев, используя его как связного и агитатора. Все эти приключения удачно сочетались со стремлением писателя к свободе, а жизнь нелегала, полная тайн и опасностей, манила и пленяла воображение.
С явочным паролем "Петр Иванович кланялся" он приехал в Одессу для встречи с эсером Геккером. Перейдя на нелегальное положение, будущий писатель разъезжал по России с пропагандистской деятельностью. Агитация среди нижних чинов Черноморского флота стоила ему двух лет одиночной тюрьмы и - в 1905 году - ссылки в Сибирь на десять лет. Но в ссылке он пробыл недолго. В октябре того же года была объявлена амнистия. "Адмирал согласился освободить всех, кроме меня, - вспоминал он. - Тогда четыре рабочих..., не желая покидать тюрьму, если я не буду выпущен, заперлись вместе со мной в моей камере...". "Студента", как его прозвали тогда, пришлось освободить.   

Он, продолжая жить на нелегальном положении, уехал в Петербург, где снова попал в тюрьму. На этот раз его сослали на четыре года в Туринск Тобольской губернии. Но уже на следующий же день после прибытия Гриневский бежал сначала в Вятку, а оттуда - снова в Петербург. Там он впервые заявил о себе как писатель. В 1908 году вышел первый сборник рассказов Грина "Шапка-невидимка", а в 1910 еще один ("Рассказы"). Его заметила и положительно оценила критика. "Грин - незаурядная фигура в нашей беллетристике, - пишет журнал "Русское слово", который редактировал В. Г. Короленко. - То, что он мало оценен, коренится в известной степени в его недостатках, но гораздо более значительную роль играют его достоинства". Большую роль в творческой судьбе Александра Степановича сыграл  Куприн. Он вводит Грина в журнал “Современный мир”, знакомит со многими известными писателями того времени. Октябрьская революция застала писателя уже в Петрограде.

В годы гражданской войны Александр Степанович заболел сыпным тифом. Покинув госпиталь практически инвалидом, ослабленный, голодный, не имея постоянного литературного гонорара, писатель бродит по холодному Петрограду. В те годы Грина мало публикуют, считая «слабым подражателем американских беллетристов», но многие известные критики и литераторы разглядели несомненный талант писателя и его неподражаемый, символический стиль. Максим Горький помогает коллеге, выбивая для него комнату в знаменитом Доме искусств на Мойке и постоянный академический паёк. Этот литературно-художественный центр творческой интеллигенции был организован в 1919 году, по инициативе А. М. Горького, для писателей, поэтов, художников. Там жили многие из тех, кто впоследствии стали известными писателями: В. Шкловский, М. Шагинян, М. Слонимский, Н. Тихонов… 

В небольшой угловой комнате жил Александр Грин. Поэт Всеволод Рождественский, бывший соседом Грина по Дому искусств, вспоминал: «Как сейчас, вижу его невзрачную, узкую и темноватую комнатку с единственным окном во двор. Слева от входа стояла обычная железная кровать... покрытая... сильно изношенной шинелью. У окна ничем не покрытый кухонный стол, довольно обшарпанное кресло, у противоположной стены... самодельная «буржуйка» — вот, кажется, и вся обстановка этой комнаты с голыми, холодными стенами. Грин жил в полном смысле слова отшельником... и не так уж часто появлялся на общих сборищах. С утра садился он за стол, работал яростно, ожесточенно, а затем вскакивал, нервно ходил по комнате, чтобы согреться... и снова возвращался к рукописи. Мы часто слышали его шаги за стеной, и по ритму их можно было догадаться, как идет у него дело. Чаще всего ходил он медленно, затрудненно, а порою стремительно и даже весело, но это все же случалось редко. Хождение прерывалось паузами долгого молчания. Грин писал». В это время работал он над «Алыми парусами». В доме царил жуткий холод: не было дров и большие печи топить было нечем. А для маленьких "буржуек" была только бумага - финансовые документы, собранные в соседнем здании, которое раньше было банком. В декабре 1920 года, в Доме искусств,  писатель  читает один из первых вариантов своей романтической феерии «Алые паруса». 

 « Из заросли поднялся корабль; он всплыл и остановился по самой середине зари. Из этой дали он был виден ясно, как облака. Разбрасывая веселье, он пылал, как вино, роза, кровь, уста, алый бархат и пунцовый огонь…». Первоначально Грин хотел назвать новое произведение «Красные паруса», причем ничего революционного в этом названии не было: «Надо оговориться, что, любя красный цвет, я исключаю из моего цветного пристрастия его политическое, вернее – сектантское значение. Цвет вина, роз, зари, рубина, здоровых губ, крови и маленьких мандаринов, кожица которых так обольстительно пахнет острым летучим маслом, цвет этот – в многочисленных оттенках своих – всегда весел и точен. К нему не пристанут лживые или неопределенные толкования. Вызываемое им чувство радости сродни полному дыханию среди пышного сада».
«Алые паруса» были хорошо встречены слушателями. Этим произведением восхищался Горький и любил перечитывать своим гостям то место, где Ассоль встречает корабль с алыми парусами, этот эпизод особенно трогал сентиментальную натуру Алексея Максимовича. Критика же реагировала по-разному. В «Красной газете» писали: «Милая сказка, глубокая и лазурная, как море, специально для отдыха души». А в  «Литературном еженедельнике» злословили: «Грин… оставаясь верным себе, пишет все те же паточные феерии… И кому нужны его рассказы о полуфантастическом мире, где все основано на „щучьих веленьях“, на случайностях и делается к общему благополучию. Пора бы, кажется делом заняться».

В 1921 году писатель женился на Нине Мироновой — женщине, которая осталась с ним до конца дней. Тогда же он начал писать свой первый роман — «Блистающий мир». Когда он был опубликован, Александр и Нина Грин потратили гонорар на путешествие в Крым. Побывали в Севастополе, Балаклаве, Ялте, Ливадии, Алупке, Гурзуфе, Феодосии…  А через год вернулись — навсегда. В узких улочках приморской  Феодосии   появились на его известные произведения: повести "Блистающий мир" (1924), "Золотая цепь" (1925), "Бегущая по волнам" (1928), "Джесси и Морггиана" (1929), цикл рассказов. Последние два года жизни писателя прошли в поселке Старый Крым неподалеку от Феодосии.

Сегодня произведения Александра Грина переведены на многие языки, его имя носят улицы во многих городах, горные вершины и звезда. Но самое главное - его герои, благородные, самоотверженные, умеющие любить и без раздумий жертвующие собой во имя любви, продолжают жить и  волновать сердца читателей уже нового двадцать первого века. 

«Туман еще не рассеялся; в нем гасли очертания огромного корабля, медленно повертывающегося к устью реки. Его свернутые паруса ожили, свисая фестонами, расправляясь и покрывая мачты бессильными щитами огромных складок… Но вот воздушный напор усилился, рассеял туман и вылился по реям в легкие алые формы, полные роз. Розовые тени скользили по белизне мачт и снастей, все было белым, кроме раскинутых, плавно двинутых парусов цвета глубокой радости».

Правда, красивые строки? Сквозь них словно проглядывает морское пространство, будто мы выглянули в окно, выходящее на море. Мы слышим шум прибоя, свежесть морского ветра и соленые брызги, когда открываем книги Александра Степановича Грина. «Однажды утром в морской дали под солнцем сверкнет алый парус. Сияющая громада алых парусов белого корабля двинется, рассекая волны, прямо к тебе…». Ну,  разве не самая прекрасная сказка полная искренней любви, чудес и веры в свою мечту? Пожалуй, да! 

Полезные ссылки:

 О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ АЛЕКСАНДРА ГРИНА 

Замечательный сайт, посвященный творчеству А. С. Грина
Краткая биография А. С. Грина на "Куличках"
Один эпизод из жизни А. С. Грина в книге Ю. Никулина "Почти серьезно…"
ПРОИЗВЕДЕНИЯ А. С. ГРИНА В ИНТЕРНЕТЕ 

Библиотека сайта "Гринландия"
Библиотека Максима Мошкова

понедельник, 18 июня 2012 г.

Сказка о лунном лучике


Дорогие друзья! На странице Натальи Чернявской в Facebook и на портале Стихи. ру опубликована сказка мальчика, который очень болен. У него одно желание, чтобы его сказку прочитало как можно больше людей.
Сказка о лунном лучике 

"Жил-был маленький золотистый лунный лучик. Он был совсем тонкий, с трудом пробивался сквозь густые тучи. В сумрачном лесу он часто терялся среди веток, и не мог попасть в комнату через окно, если шторы были задернуты. Он мечтал стать таким, как старшие братья - сильные и яркие солнечные лучи, что бы приносить всем тепло, жизнь и радость. 
Лучик печалился: «Неужели я всегда буду таким слабым? Что я смогу сделать хорошего?" 
Но однажды красивая серебряная звездочка сказала ему: « - Мы с тобой - особенные. Мы умеем светить ночью и дарить миру волшебство. Просто гори от всего сердца и ничего не бойся!" 
И лунный лучик побежал по темной воде реки и нарисовал сверкающую дорожку. Все птицы, рыбы и даже деревья на берегах залюбовались ею. Потом лучик пробрался в открытую форточку одного дома и ласково погладил по щеке малыша, который увидел сказочный сон. Лучик заиграл на лесной листве и помог заблудившемуся олененку найти свою маму. 
А к утру он, усталый и счастливый, возвратился домой - в лунный диск. И спрятался там до заката, до следующих подвигов!" 

Эту сказку написал мальчик, живущий в Волгоградском хосписе, - Мишка, ему 12 лет. С прошлой осени он "отказной" у врачей. Он написал ее на школьный литературный конкурс, но это не так важно. "...Важно, что он хочет, чтобы его сказку читали. Чтобы чувствовали - кому нужно и кто захочет..." Когда Мишка лежал в реанимации, ему пообещали, что его сказку будут еще читать. На сегодня - ему лучше. Но это одно из тех чудес, что мы можем сделать своими руками - чтобы исполнилось желание ребенка и сказка прошла более длинный путь. Мишка заслужил это. 

СПАСИБО ОГРОМНОЕ ВСЕМ, КТО ПРОЧИТАЛ СКАЗКУ, КТО РАЗМЕСТИЛ У СЕБЯ - ВСЕМ, КТО ПОМОГАЕТ ДЕЛАТЬ ЧУДЕСА СВОИМИ РУКАМИ!




Дорогие друзья! Нашему молодому блогу вручена сердечная награда. От всей души благодарим блог БИБЛИОКОМПАС!  
Передаем этот сердечный дар блогам, с которыми только познакомились:



Красота должна спасти мир http://jelena-krasota.blogspot.com/

Православная кладовая http://orthodoxpantry.blogspot.com/ и

Православные фильмы http://pravos.blogspot.com/

среда, 13 июня 2012 г.

Господи! Научи меня искусству маленьких шагов

29 июня исполнится  112 лет со дня  рождения Антуана де Сент-Экзюпери. В истории мировой  литературы он навсегда останется Писателем с большой буквы.  Незадолго до своей гибели Сент-Экзюпери написал  одну небольшую, совсем не похожую на другие, книгу - сказку “Маленький принц” и сам ее иллюстрировал. Печальная, но одновременно насмешливая чудесная сказка эта написана  больше для взрослых, чем для детей. Над нею и улыбнешься, и взгрустнешь, а главное - непременно задумаешься. Трогательно, просто и проникновенно говорит в ней писатель  о самом важном: о долге и верности, о дружбе и любви, о нетерпимости к злу и доброте.  А ещё о том,  каким надо  быть человеку на нашей любимой и единственной  планете -  Земле.


Сент-Экзюпери А. де. Маленький принц: Сказка/Пер. с фр. и послесл. Норы Галь; Рис. автора.-М.: Дет. Лит., 2002.-120 с.: ил.-(Школьная б-ка)


Он был мыслителем и во всех своих книгах писал о том, как следует жить.
Молитва

Господи, я прошу не о чудесах и не о миражах, а о силе каждого дня. Научи меня искусству маленьких шагов.

Сделай меня наблюдательным и находчивым, чтобы в пестроте будней вовремя останавливаться на открытиях и опыте, которые меня взволновали.

Научи меня правильно распоряжаться временем моей жизни. Подари мне тонкое чутье, чтобы отличать первостепенное от второстепенного.

Я прошу о силе воздержания и меры, чтобы я по жизни не порхал и не скользил, а разумно планировал течение дня, мог бы видеть вершины и дали, и хоть иногда находил бы время для наслаждения искусством.

Помоги мне понять, что мечты не могут быть помощью. Ни мечты о прошлом, ни мечты о будущем.

Помоги мне быть здесь и сейчас и воспринять эту минуту как самую важную.

Убереги меня от наивной веры, что все в жизни должно быть гладко. Подари мне ясное сознание того, что сложности, поражения, падения и неудачи являются лишь естественной составной частью жизни, благодаря которой мы растем и зреем.

Напоминай мне, что сердце часто спорит с рассудком. Пошли мне в нужный момент кого-то, у кого хватит мужества сказать мне правду, но сказать ее любя!

Я знаю, что многие проблемы решаются, если ничего не предпринимать, так научи меня терпению.

Ты знаешь, как сильно мы нуждаемся в дружбе. Дай мне быть достойным этого самого прекрасного и нежного Дара Судьбы.

Дай мне силы, чтобы в нужный момент, в нужное время, в нужном месте, молча или говоря, подарить кому-то необходимое тепло.

Убереги меня от страха пропустить что-то в жизни. Дай мне не то, чего я себе желаю, а то, что мне действительно необходимо.

Научи меня искусству маленьких шагов…

              Антуан де Сент-Экзюпери


суббота, 9 июня 2012 г.

Великий флотоводец Державы Российской



Тихомиров, О. Н. 
Великие флотоводцы: Рассказы /Художн. И.П.Беличенко. – М.: Махаон, Азбука-Аттикус, 2012. – 80 с.: ил. – (История Отечества).


 В разные времена с разных сторон двигались на Русь иноземные завоеватели. Смело выходили на бой с врагом наши предки и на суше, и на море.
В этой книге  вы познакомитесь с великими людьми России, чьи имена навсегда останутся в русской истории: с императором Петром Первым, с флотоводцами Федором Ушаковым и Павлом Нахимовым. Их смелость, самоотверженность, военный талант помогли отстоять Россию в трудные годы. Прочитав эту книгу, вы пополните знания по истории нашего Отечества. Узнаете о самых знаменитых битвах в истории нашей Родины.


Тимм Василий Федорович
Адмирал П.С. Нахимов на бастионе

5 июля 2012 года исполнится 210 лет со дня рождения П.С. Нахимова. Сегодня далеко не каждый сможет рассказать, какой великий подвиг длинной во всю жизнь совершил Павел Степанович Нахимов, - адмирал флота, Герой обороны Севастополя. О Павле Степановиче Нахимове написано немало книг и статей. Ему поставлены памятники, в его честь учреждены орден и медаль. Имя Нахимова носят военно-морское училище, улицы и корабли. И все это, конечно, не случайно. Ведь то, что он делал во славу Отечества, давно превратилось в эталон для подражания. Это был человек долга и чести, для которого государственное служение всегда стояло на первом месте. Вся его  жизнь знаменовала собой это служение.
Первые шаги

Павел Степанович Нахимов родился 23 июня  (5 июля) 1802 г. в селе Городок, Вяземского уезда, Смоленской губернии. Отец Нахимова был небогатым помещиком. Нахимов и его четыре брата воспитывались в Морском корпусе. В корпус Нахимов поступил в 1815 г. Учился он прилежно и хорошо. Окончил корпус одним из лучших и был произведён в мичманы.

Служба Нахимова началась на Балтийском флоте, которым  командовал известный флотоводец, участник 18 морских кампаний М.П. Лазарев. Именно под его влиянием Павел Степанович стал моряком высочайшего класса. Нахимов считал Лазарева своим наставником и ближайшим другом, называл «вторым отцом родным». Он служил для молодого офицера образцом капитана, являвшего пример бескорыстия, честности, преданности морскому делу.

Служа под началом Лазарева мичманом на фрегате «Крейсер», Павел Нахимов стал участником кругосветного путешествия в 1822–1825 гг. Он был вахтенным офицером и получил за кругосветку свои первые награды – орден Св. Владимира IV степени и чин лейтенанта.

Служба на Черноморском флоте

Неожиданно для сослуживцев Павел Нахимов отказался от престижной, открывавшей широкие возможности для карьерного роста, службы на Балтике и добился перевода на Черное море. В отличие от Балтийского флота здесь служба отличалась меньшей парадностью, а основной упор делался на боевую подготовку.  Нахимов уже капитан 1 ранга. В его подчинении линейный корабль "Силистрия", который по организации службы, боевой подготовки и маневрированию был признан лучшим кораблем.
О службе Павла Степановича в этот период один из его современников вспоминал: "Подчиненные его всегда видели, что он работает больше их, а потому исполняли тяжелую работу без ропота и с уверенностью, что все, что следует им или в чем можно сделать облегчение, командиром не будет забыто". Матросы были преданы Нахимову безгранично и любили его всей душой потому, что относился он к ним с уважением. В каждом видел человека, а не бездушный винтик большой военной машины. Как говорили и писали впоследствии о нем сослуживцы: "Павел Степанович служит 24 часа в сутки". Его домом был корабль, семьей - команда.

В 1845 году Нахимов был произведен в контр-адмиралы. В это время его уже знал и любил, без преувеличения сказать, весь флот и Севастополь. Военное дарование и флотоводческое искусство Павла Степановича во всей полноте проявились в ходе Крымской войны 1853-1856 гг. Командуя эскадрой Черноморского флота, Нахимов обнаружил и заблокировал главные силы турецкого флота в Синопе, а 1 декабря (18 ноября) 1853 года разгромил их в Синопском морском сражении.

От Синопа до Севастополя

Осенью 1853 года Россия вступила в войну с Турцией, сторону которой скоро приняли Франция и Англия. Перед самым началом войны эскадра Нахимова выполнила весьма ответственное поручение: перебросить из Севастополя на Кавказ, который рассматривался как возможный театр будущих сражений, пехотную дивизию с артиллерией. Затем последовало блокирование турецкого побережья, чтобы не допустить переправки турецких войск на Кавказ.

четверг, 7 июня 2012 г.

Лествица педагогической любви


Любовь долготерпит, милосердствует,
Любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится,
Не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла,
Не радуется неправде, а сорадуется истине.
Все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.
Любовь никогда не перестает.
(1-е послание апостола Павла к коринфянам)

Добрый день, дорогие друзья! Сегодня мы хотим рассказать вам о замечательном педагоге, детской писательнице Клавдии Владимировне Лукашевич (1859-1931).
Она была признанным педагогом - практиком. Сотрудничала во всех детских журналах того времени. Десятки изданий выдержали знаменитые азбуки и хрестоматии К.В. Лукашевич, на которых воспитывались дети самых разных сословий - наши прабабушки и прадедушки. Лукашевич была матерью четверых детей. В годы первой мировой войны она устроила приют для детей  воинов, ушедших на фронт. Содержала на свои средства палату для раненых в лазарете. В 1916 году потеряла на войне сына.
После революции имя писательницы было предано забвению, а книги её изъяты из библиотек, так как она отказывалась от предложений переделать их "в духе времени". Скончалась К.В. Лукашевич в глубокой нищете.
"Первое словечко" - книга, отмеченная даром любви к слову и даром любви к детям. От этого наследства нам отказываться нельзя, как нельзя не вспомнить с благодарностью имя Клавдии Владимировны и дело её жизни.
Книгу вы можете взять на абонементе в фонде православной литературы уже сегодня.


Первое словечко. Хрестоматия для детей. - 9-е изд.- Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2011. - 272 с.

"Хрестоматия "Первое словечко" предназначена для малюток. Первая её часть - для тех, кто ещё не умеет читать. У детей в возрасте от 3-х лет и даже раньше, пробуждается желание услышать сказочку или песенку, им нравится рассматривать картинки, изображать рисунки на бумаге. 
Подобрать художественно-литературный материал для такого возраста очень трудно: его почти нет. Понятные песенки, прибаутки, сказочки выбраны из народной поэзии. Из общелитературного материала взято лишь самое доступное и простое. Главное внимание обращено на иллюстрации, исполненные почти к каждому рассказу. 
Книга "Первое словечко" должна всегда находиться в руках матери или нянюшки.
Я бы желала, чтобы книга "Первое словечко" для малюток действительно была полезной, дорогой сердцу и любимой".

                 Из предисловия к изданию Клавдии Владимировны Лукашевич.

Добрый день, друзья!

Сегодня, 7 июня, библиотека начинает рассказывать о новинках фонда православной литературы "Радонеж". Следите за нашими сообщениями.