понедельник, 11 февраля 2013 г.

Город грамотеев

Дорогие друзья! Я хочу вас познакомить с замечательной книгой "Город грамотеев". Она не совсем обычная, вернее необычен его главный герой. Но, наверное, стоит начать с очень далёкого-далёкого  времени, со времён Вещего Олега и  Александра Невского. Тогда на Руси больших городов было немного: Владимир, Суздаль, Ярославль... Располагались они вблизи торговых путей, по берегам больших рек и озёр. А одним из главных городов был Великий Новгород. Именно отсюда, с Великого Новгорода, русские князья вели свои дружины на битвы с врагами. Знаменитый путь “из варяг в греки” проходил тогда тоже близ этого города. Именно по водам  Ильмень озера приплывали заморские корабли.


Рерих Н.К. Заморские гости

Нам известны многие славные страницы прошлого этого древнейшего города. Но он хранит еще столько тайн от нас, что обеспечил ученых, историков и археологов работой на долгие годы. Об этом и многом другом вы узнаете, прочитав книгу «Город грамотеев. Великий Новгород». Эта познавательная книжка открывает юному читателю живые страницы русской истории XI–XV веков. В ней можно встретиться с замечательными персонажами сказок, преданий, былин… И среди них – реальное историческое лицо, новгородский мальчик Онфим, оставивший нам в наследство свои берестяные грамоты, да еще и с рисунками! 


Алдонина Р. П. Город грамотеев. Великий Новгород [Текст]: для дошк. и мл. шк. возраста / Римма Алдонина; худож. Н. Кондратова. – М.: Издательский дом «Фома», 2012. – 24 с.: ил. – (Настя и Никита)

Господин Великий Новгород – так уважительно называли на Руси большой торговый город, который был вторым после Киева и стоял во главе земель русского Севера. Автор, Римма Алдонина, рассказывает о берестяных письмах, найденных при раскопках «охотниками за прошлым» – археологами, доказавшими, что население древнего Новгорода было поголовно грамотным. Мы узнаем, на чём писали новгородцы, что за школы у них были, какие храмы они строили, чем были вымощены улицы, а также о сохранившихся летописях, легендах и былинах давних лет. Книга знакомит с такими легендарными личностями как Антоний Римлянин, князь-победитель Александр Невский, купец Садко.


Ни для кого не секрет, что новгородцы славились своей грамотностью и ценили образованность. Есть множество исторических свидетельств, заключенных в летописях и берестяных грамотах, которые подтверждают широкое распространение грамотности среди обычных горожан. Что же сообщалось в тех берестяных грамотах?- Древние жители Руси писали друг другу о разном, как, впрочем, и современные люди. Автор одного письма, например, просил своего друга прислать ему «чтения доброго», то есть интересную книгу.

«Бересто» или «берёсто» -  так называли свои грамоты новгородцы – материал, который давала сама природа. С коры берез обдирали верхний тонкий, но достаточно прочный слой и писали на белой мягкой поверхности, процарапывая буквы заостренной (чаще всего железной, костяной или бронзовой) палочкой. Такие палочки и назывались в древности «писало». Но грамоте надо учиться! Летопись 1030 года сообщает, что Ярослав Мудрый создал школу, повелев собрать 300 новгородских детей для обучения. И хотя нет точных сведений о том, что в Новгороде 13 века были школы для всех ребят, все же с полной уверенностью можно сказать, что дети там грамоте учились. 
 

Онфим. Художник Кирилл Гарин

О том, как это происходило, нам помогли узнать археологи. В 1956 году 13 и 14 июля было найдено 17 берестяных свитков, попавших в землю между 1224 и 1238 годами. Их автор - мальчик Онфим, живший в XIII веке. Известно 12 берестяных грамот с почерком Онфима, среди которых старательно выведенное начало азбуки. Он изучал алфавит, умел писать свое имя, его также учили всяким стандартным фразам, например,  - «Господи помоги рабу твоему Онфиму». В одной из грамот можно опознать фразы из Псалтири - книги, по которой учились многие поколения наших предков; в другой - учёные  предполагают диктант церковно-литературного содержания.
Но однажды ему, как любому непоседливому и жизнерадостному мальчугану,  наскучили занятия, и на берестяном лоскутке появился… портрет нашего героя. Он изобразил страшного зверя с торчащими ушами, с высунутым языком, похожим на еловую ветку или на оперение стрелы, с закрученным в спираль хвостом. А чтобы замысел юного  художника не остался непонятым возможными ценителями, мальчик дал своему рисунку название: «Я звере» - «Я зверь». 

Никто пока не знает, каким образом мальчик Онфим потерял почти все свои грамоты и рисунки. Их нашли археологи при раскопках в Новгороде, в слое ХШ века. Это были различного рода обрывки бересты с записями и разнообразными рисунками. Учёные, как водится,  каждой грамоте присвоили свой номер.




Пропись грамоты № 119. Упражнение мальчика Онфима в письме по складам. На обороте берестяного днища рисунок Онфима и надпись с его именем.

Первой нашли грамоту № 199. Это не был специально подготовленный для письма лист бересты. Длинная надпись грамоты была сделана на дне туеса, небольшого берестяного лукошка, которое прохудилось, и его отдали ребенку для учения. Овальное донышко было укреплено перекрещивающимися широкими полосами бересты. Вот эти-то полосы и заполнены записями. На первой полосе старательно выписана вся азбука от «а» до «я», а затем следуют склады: «ба, ва, га, да...» и так до «ща», потом: «бе, ве, ге, де...» - до «ще». На второй полосе упражнение продолжено: «би, ви, ги, ди...» и доведено только до «си». Дальше просто не хватило места. Онфим часто уставал и вместо регулярных упражнений писал какие-то бессмысленные сочетания букв. Отвлекаясь, начинал рисовать.



Еще две грамоты Онфима - № 200 и 206. На одной нацарапаны начало азбуки и «автопортрет» Онфима - всадник, поражающий врага. На другой – «Онфим и его друзья».

Грамота № 200 почти целиком заполнена рисунком маленького художника, уже знакомого нам своей «творческой манерой». Он, конечно, мечтал о воинской славе и попытался нарисовать сражение двух воинов. Вот враг повержен и пронзен копьем, а над фигурой конного победителя написано «Онфим». Это он победил врага! Таким он будет, когда вырастет, - мужественным победителем врагов Новгорода, смелым всадником, лучше всех владеющим копьем.
И не удивительно, Онфим родился в героический век новгородской истории, в век Ледового побоища,  в эпоху великих побед Александра Невского. Но, помечтав о будущем, он вспомнил об ученических упражнениях и на свободном клочке бересты рядом с «автопортретом» написал: «АБВГДЕЖSЗИIК».
Наверное, во все времена дети любили рисовать человечков. Вот человечки нарисованы тоже подряд, как буквы. Все с круглыми рожицами, глазами-точками, бесформенными туловищами, неизвестно как соединенными с ногами, с руками-палочками и пальцами-граблями: их то три, то четыре, то шесть и даже восемь. 



Порисовав вволю и отдохнув, Онфим вновь принимался упражняться в письме. Трудные буквы он писал отдельно по нескольку раз, старался, понимая, что воинская слава – это пока мечты. А сейчас пиши да пиши! Но вот опять перерыв. «Поклон от Онфима ко Даниле», – пишет юный Онфим. Наверное, ученикам рассказывали, как нужно писать письма. Многие письма на бересте, написанные взрослыми, начинались именно так: «Поклон от Филиппа…», «Поклон от Грикши к Есифу…». Мальчик Онфим много и охотно рисовал… Как и все дети. Удивительно только, что он рисовал на бересте… Дело в том, что береста была все же материалом сравнительно дорогим, и  использовать для обучения бересту было накладно. Ведь чтобы обучить малыша грамоте, надо было израсходовать огромное количество писчего материала. Вот и Онфим израсходовал одиннадцать листов и старое лукошко за очень короткий срок.

Записки Онфима – бесценное сокровище, поскольку немногое  было известно о школьном образовании в средневековой Руси. Благодаря его «тетрадям» ученые сделали множество выводов о том, что и как изучалось детьми в те времена. Был ли у маленького ученика букварь, откуда он мог бы списывать буквы? Оказывается, мог быть и букварь. Новгородский букварь – это небольшая деревянная дощечка длиной сантиметров восемнадцать, шириной – семь. Верх ее затесан острым углом, низ – прямоугольный. На дощечке тщательно вырезаны подряд все буквы тогдашнего алфавита. А буквы имели каждая свое название – «Аз, Буки, Веди, Глаголь, Добро…». И сама азбука получила свое название от имен двух первых ее букв – «Аз» и «Буки». 


Теперь букв меньше, азбуку упростили. А раньше  букве «З» соответствовали две буквы: «Зело» – его писали как латинское «S», и «Земля» – более похожая на современную букву «З»; кроме буквы «И», было еще одно «i» – его писали в виде палочки с точкой над ней. Вместо «ф» в новгородском букваре была буква «Фита» (Θ), были буквы «От», или «Омега» (ω), «Ять» (Ђ),и, наконец, «юсы» – большой и малый. Большинство этих букв обозначали звуки, которых теперь нет в современном языке. Разобраться в этих премудростях древнерусскому ученику было непросто. Умение писать грамотно и красиво требовало большой усидчивости, терпения, трудолюбия.
Писали новгородцы  острым металлическим или костяным стержнем, или, как его называли в Древней Руси, писалом. Находили в Новгороде и церы – своеобразные «приборы» для письма, такие дощечки с углублениями для воска, которые использовались для школьных упражнений. На некоторых церах был орнамент, на других вместо орнамента вырезалась азбука, которую можно было использовать в качестве наглядного пособия. По-видимому, свои первые буквы древние новгородцы выводили на воске и лишь потом отрабатывали полученные навыки на бересте. 


На воске писали острым концом писала, а лопаточка на его другом конце служила, чтобы затирать написанное и использовать вощаную поверхность церы повторно. Наверное, поэтому и палочка для писания заострялась только с одного конца, а другой был гладкий. Им-то можно было стирать буквы. Бронзовое или железное писало имело для этого плоскую лопаточку, костяное – иногда закруглялось. А чтобы «инструмент» не потерялся, в тупом конце просверливали дырочку, так его можно было носить на поясе или на кисти руки. Для особенно красивых писал делали иногда специальные маленькие кожаные футляры.
Скорее всего, писать на бересте начинали, когда маленький человек уже знал и умел на цере выводить буквы и слоги. Это как бы следующий этап  обучения. Дело в том, что для выдавливания букв на бересте требовался довольно сильный нажим. Воск-то мягкий, усилий не требует. А чертить и выдавливать буквы на бересте  острым концом писала, совсем непростое занятие. Не случайно писали новгородцы буквами, очень похожими на печатные. Это и чтобы проще было прочитать, и потому, что так писать легче. И те найденные Онфимкины почеркушки, всего лишь черновики.
 
Удивительное чувство: будто бы и не отделяет нас от Онфима почти восемь столетий! Обычный школьник, первоклассник, с той же мальчишеской непоседливостью и с теми же мальчишескими интересами – диковинные звери, лошади, героические поступки. Но именно ему суждено было стать одним из самых известных учеников.
Дорогие друзья! Вам, наверное, будет интересно знать, что в Государственном историческом музее, который расположен на Красной площади, хранятся учебные берестяные грамоты  Онфима. Вы можете пойти и посмотреть берестяные «тетради» мальчика, жившего в  XIII веке в Новгороде. А книга "Город грамотеев" ждёт вас в детском отделении нашей библиотеки.

По материалам сайтов:
Древнерусские берестяные грамоты -  http://gramoty.ru/
Янин В. Л. «Я послал тебе бересту...» - http://avorhist.narod.ru/publish/yanin3.htm

Комментариев нет:

Отправить комментарий