суббота, 1 декабря 2012 г.

Под светлый утренний звон…

«Пасха красная» – так называется книга, написанная на основе дневниковых записей и рукописей. Автор этой летописной повести - паломница Оптиной пустыни Нина Александровна Павлова. Книга посвящена жизни, смерти и подвигу трех Оптинских новомученников. В жизнеописаниях этих удивительных людей - иеромонаха Василия, инока Трофима и инока Ферапонта,  открывается их приход к вере, принятие монашества и тихий, незаметный подвиг. Книга «Пасха Красная» приоткрывает нам невидимые тайны  Монашества. Это книга-откровение. 

 Павлова Н.А. Пасха Красная: О трёх Оптинских новомученниках, убиенных на Пасху 1993 года / Нина Александровна Павлова; худож. И.Н.Вильчевский. - М.: Альта-Принт, 2010.- 415 с.: ил.

В 1993 году возрождающаяся калужская Свято-Введенская Оптина пустынь, а вместе с ней и вся Россия были потрясены чудовищным убийством: в день Светлого Христова Воскресения ритуальным кинжалом были заколоты три насельника обители — иеромонах Василий, иноки Трофим и Ферапонт. Однажды в кругу братьев обители иеромонах Василий сказал: «Я хотел бы умереть на Пасху, под звон колоколов». 

Все, что происходило на Пасху 1993 года в Оптиной пустыни, правдиво описала Нина Павлова в своей трагичной повести. 
«Моросил стылый дождик вперемешку со снегом, а люди молча стояли у немых колоколов. И все длилась эта немая Пасха с криком боли в душе: почему безучастно молчит Россия, когда льется невинно православная кровь? Неужели мы опять забыли, что молчанием предается Бог?! Так и стояли два дня, не замечая в скорби, как монастырь заполняется людьми. А люди все прибывали и прибывали, окружив звонницу плотным безмолвным кольцом.
Сейчас уже забылось, кто первым ударил в колокол, но многим запомнился юный инок в выношенной порыжевшей рясе. Он был откуда-то издалека, и никто его в Оптиной не знал. Но он был светловолос и голубоглаз, как Трофим, и шел от ворот монастыря таким знакомым летящим Трофимовым шагом, что толпа, вздрогнув, расступилась перед ним. "Звонари требуются?" — спросил инок, вступив на звонницу. Все молчали. А инок уже вскинул руки к колоколам. И тут оказалось, что сюда съехались лучшие звонари России! Звонили в очередь — неостановимо. И звонили в эти дни все — дети, женщины и даже немощные Трофимовы бабушки, приковылявшие сюда с клюшками, чтобы ударить в колокол: "Раз убивают — будем звонить!"


Сорок дней и ночей не смолкая гудели колокола Оптиной, будто силясь разбудить весь народ... И все же у Оптиной пустыни светлое будущее. Эту надежду подают нам и ее прошлое, и настоящее. Теперь в Оптину и Козельск, на дни памяти новомучеников Оптинских,  собираются  представители со всей России. Один оптинский священник сказал: "Мы потеряли трех монахов, а получили трех Ангелов". Здесь: http://www.optina.ru/martyrs/, на посвящённой им странице, вы можете посмотреть материалы об Оптинских новомученниках.

От автора.
«Господи, благослови! Начну с признания, стыдного для автора: я долго противилась благословению старцев, отказываясь писать книгу об Оптинских новомучениках по причине единственной - это выше моей меры, выше меня. Непослушание - грех, и старец предсказал: Полежишь полгода пластом, а тогда уж захочешь писать". Вот и дал мне Господь епитимью за непослушание - я надолго слегла и не могла исцелиться, пока не взмолилась о помощи Оптинским новомученикам, решившись, наконец, писать. 

"Пиши, как писала прежде", - так благословил меня на труд архимандрит Кирилл (Павлов), подсказав тем самым жанр этой книги: не житие - я никогда не писала их, но летопись событий. А складывалась летопись так - в 1998 году Господь привел меня паломницей в Оптину пустынь, и с тех пор я живу здесь, став очевидцем тех событий, о которых и попыталась рассказать на основе дневников этих лет. Такую Оптинскую летопись вел век назад православный писатель Сергей Нилус, и жанр этот достаточно традиционен. 

Еще одно пояснение. В православной литературе принято по смирению скрывать свое имя, но в мартирологии особый чин свидетеля. В первые века христианства, мучеников пострадавших за Христа, причисляли к лику святых без канонизации - по свидетельским показаниям очевидцев, тоже нередко становившихся мучениками. В мартирологии отсутствует свидетель аноним или свидетель боязливый. Вот почему в книге присутствуют имена очевидцев жизни и подвига трех Оптинских новомучеников. 

По благословению духовного отца я тоже поставила под рукописью свое имя, хотя все это не мое, и я лишь собиратель воспоминаний о новомучениках и рукописей, оставшихся от них. Помню, какую радость пережила я вместе с оптинской братией, когда удалось найти и вернуть в монастырь дневник убиенного иеромонаха Василия. К сожалению, рукописи новомучеников разошлись после убийства по рукам, и до сих пор не найден дневник инока Ферапонта. Благодарю Господа нашего Иисуса Христа, пославшего мне в помощь высокочтимых отцов - игуменов, иеромонахов, протоиереев, соучаствовавших в доработке рукописи и исправлении допущенных мною неточностей. Простите меня, о. Василий, о. Трофим, о. Ферапонт, если по немощи духовной написала о вас что-то не так, и молите Господа о нас, грешных, да ими же веси судьбами спасет души наша!»

Об авторе:
Павлова Нина Александровна родилась в 1939 году на Алтае в Славгороде. В Москве закончила факультет журналистики, работала в «Комсомольской правде», потом занималась драматургией, написав пьесы «Вагончик», «Пятое время года» и другие. В 1988 году поселилась близ Оптиной пустыни. Пишет рассказы на христианские темы. Нина Александровна Павлова – член Союза писателей России. 

Дорогие друзья! Когда вы возьмёте в руки эту книгу, пожалуйста, не торопитесь. Просто прислушайтесь к словам, проникающим в ваше сознание и сердце. Дайте им возможность затронуть вашу душу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий