среда, 3 апреля 2013 г.

Земля соленых скал

Есть много книг, которые приятно читать – они написаны прекрасным литературным языком, интересны по содержанию, а  есть произведения, которые стоит читать - ведь именно они оставляют неизгладимое впечатление. Я хочу вас познакомить с такой книгой - «Земля солёных скал» - его автор польский писатель Сат-Ок, сын Высокого Орла и Белой Тучки. 


Сат-Ок. Земля Соленых Скал; Таинственные следы: Повести /Авториз. пер. с пол. Ю.Стадниченко; Предисл. Л.Кассиля; Послесл. Ю.Стадниченко; Рис. К.Овчинникова. — Л.:  Дет. лит., 1980. — 304 с.: ил.

В книгу вошли две автобиографические повести – «Земля солёных скал» и «Таинственные следы». Увлекательно и поэтично автор рассказывает о своем детстве и юности, в индейском племени шеванезов, о своих родителях: отце - вожде племени, и матери — польской революционерке Станиславе Суплатович. Книга «Земля солёных скал»  так же удивительна, как  и жизненный путь автора.  Личность этого незаурядного человека, родившегося и выросшего в Канаде, на берегах Маккензи, вызывает огромную симпатию и уважение. Индейцы этого племени кочевали в лесах на северо-западе Канады, недалеко от полярного круга. 


Большое Медвежье озеро  в Канаде

«Если бы орел поднял тебя ввысь и медленно пронес над чащей, ты увидел бы в ее тени большую серебряную рыболовную сеть: неисчислимое множество ручейков, рек, водопадов и озер.


Но вот птица снижается, и ты касаешься ногами одной из скал. Попрощайся с орлом по обычаю этого края – подними вверх правую руку. Он улетает в сторону гор.

Ты же спустись со мной со скалы в самое сердце чащи. Вокруг нас полумрак и тишина. Если у тебя добрые намерения, будь спокоен: чаща поймет тебя. Но, если ты неразумно захочешь возмутить ее покой, она тебя уничтожит.

Я привел тебя в чащу и хочу, чтобы ты познал ее, хочу научить тебя всему тому, что сам к ней чувствую, – уважению и любви. Она – мой дом, дом моего отца, друзей, дом моего племени шеванезов. Она кормит нас и одевает, радует своей красотой, но может научить и страху.

Итак, повторяю: будь осторожен, уважай законы чащи. Познавать их будем вместе. Стань моим товарищем и другом. Мы проведем вместе много лет, много Больших и Малых Солнц, я научу тебя нашим песням и танцам, ты узнаешь судьбу нашего племени – племени свободных еще и сегодня индейцев шеванезов.  Я приведу тебя в мое селение. Мы придем туда впервые в месяц Луны, летящей вверх. Это месяц снегов и морозов. Ты оглядываешься? Ищешь орла? Он уже вернулся в гнездо.

Пойдем же со мной на берег одного из озер…»

Сат-Ок — Длинное Перо, «охотник, чьи стрелы всегда достигают цели». Это имя маленький индейский мальчик - ути - завоевал в жестокой схватке с могучим орлом. Ведь в племени шеванезов  имя по рождению давали только девочкам.
«До этого дня – и еще много месяцев спустя – меня, как и всех маленьких мальчиков, называли просто ути – малыш. Имен у нас еще не было. Имя нужно было завоевать, и часто оно доставалось не только потом, но и кровью.

Как каждый ути, я мечтал о празднике Удаления, после которого я должен был отправиться в лагерь Молодых Волков под присмотр старых воинов. Там вместе с другими мальчиками нашего племени я буду учиться читать волчьи следы, делать каноэ из березовой коры, расставлять силки на тропках выдры, на лету попадать стрелой из лука в дикую утку. Там я познаю законы чащи и обязанности воина. Там стану я взрослым.

Вы меня, конечно, поймете. Я не только мечтал, а просто с нетерпением ждал той минуты, когда перед входом в наш типи прозвучит пение воинов, раздадутся звуки бубнов и шум трещоток из черепашьих панцирей».


Танец и песня - это не просто развлечение, искусство,
это жизнь для индейца. Сат-Ок

Интереснейший человек, необычная судьба... Правда, злые языки утверждают, что Сат-Ок всё выдумал и никакой он не индеец, просто поляк-писатель... Но, я думаю, важно то, что он написал – настоящее на страницах его книг. Чтобы так написать, необходимо в каждый образ, в каждую фразу вложить часть своей души. 

«… Было далекое-далекое детство в стране темных лесов Толанди. Сколько Больших Солнц прошло с того времени? Теперь уж и не сосчитать. Прошлое затянулось дымкой, стало похоже на зыбкий сон. Взмахнув крыльями, оно навсегда улетело в Страну Вечности и Воспоминаний. Что осталось от прошлого? Тихая Песня Прощания, которую пела мать в День Удаления. Песня, слова которой на всю жизнь остаются в душе:
О ути,
Ты уходишь в далекий и трудный путь,
Чтобы забыть обо мне.
Будь же сильным и смелым
И шаги твои пусть направит
Великий Дух».


Часто, узнавая биографию писателя можно получить массу противоречивых сведений. Но, чтобы составить полное и объективное представление, иногда достаточно просто прочитать книги автора - и история оживает, и всё становится ясным. О жизни писателя, о жизни его матери, а также об его отце подробно рассказано в биографической повести Николая Внукова «Слушайте песню перьев».

Начать, все-таки следует с  самого начала двадцатого века. В 1906 году, в  Варшаве, происходит покушение на генерал-губернатора Польши. Трое молодых людей пытаются его застрелить, но ничего из этого не выходит. Их хватают и приговаривают к повешению. Двух молодых людей казнили, а молодую девушку ссылают в Сибирь. В судебном определении по делу  сказано,— «Станислава Суплатович - особо опасная государственная преступница, действиями своими подрывающая основы существующего строя». И  приговор — «Пожизненное поселение на Чукотке».  По этапу она следует на берег Северного Ледовитого океана. Живет она в землянке, где вместо стекла – рыбий пузырь, земляной пол, мороз и голод. Раз в полгода туда приезжал полицейский проверять, на месте ли ссыльная. В очередной приезд он обнаружил, что ее нет. А поскольку нет ничего – ни трупа, ни следов насилия, – объявляется всероссийский розыск.  Естественно, безрезультатно, её не нашли. 

«Станислава остановилась на берегу замерзшего ручья. Снег продолжал валить крупными хлопьями, засыпая весь мир. Ничего не было видно в десяти шагах. На мутном сером фоне белыми точками мелькали снежинки. Иногда, вместо того чтобы падать вниз, они летели вверх, подхваченные порывами ветра. Тысячи иголок покалывали лицо. Кожа на щеках стягивалась от морозного жара. Пальцев на ногах она уже не чувствовала. Заячьи чулки, подаренные старухой чукчанкой в поселке, вытерлись и не держали тепла. Нерпичья шкурка, которой были подшиты торбаса, стала тонкой, как лист бумаги. В кухлянке появились дыры, через которые жестоко жалил холод. И всего только три юколы в мешочке, который она несла на плече. Три сушеные рыбины длиной в две ладони каждая, вкусом напоминающие старую кожу.

На берегу из сугробов торчали темные ветви кустов. Жесткие, проволочные ветви, точно лапы замерзших птиц. И тишина. Глухая ватная тишина, в которой голос тонет, как в омуте. На сотни верст кругом никого и ничего, кроме белого безмолвия и сводящей с ума пляски снежинок.
Кровь тяжело шумела в ушах. Ветер высекал из глаз слезы. Никогда она не думала, что на земле могут быть такие места, такое безысходное отчаянье, от которого каждый удар сердца отзывается болью.

Много дней она не давала себе воли. Но сейчас что-то сорвалось внутри — и она стояла на берегу неизвестного ручья и плакала не сдерживаясь...
В ее ушах еще долго скрипел голос старшего проводника:
— Дальше нет наша земля. Дальше — река Макензи и озеро Большого Медведя. Там другой люди.
Она смотрела на уходящих до тех пор, пока их не поглотило белое марево снежной равнины. И когда оборвалась эта последняя нить, она сделала шаг и еще один по хрустящему насту. Так она перешла границу Канады» - это отрывок из книги Николая Внукова «Слушайте песню перьев». 

Она обнаруживается через три года в заполярной Северной Канаде охотниками индейского племени шеванезов, еле живая: обморожена, голодна и практически без сил. Да ещё непривычные для индейцев белые волосы. Не мудрено, что они приняли её за старого человека. «Старый человек стоит на дороге, ведущей к Солнцу. Он мудр, ибо знает тайны ушедших предков», - так гласит непреложный закон индейцев. Есть и другой: «Помоги попавшему в беду, тогда духи, живущие на земле и на небе, не оставят тебя своей заботой».
Командовал охотниками молодой индейский вождь Высокий Орёл. Глядя на её светлые волосы, он заявил: «Её имя отныне Та-Вах – Белая Тучка. Она мой гость и находится под моей защитой»…
Мужем Белой Тучки стал храбрый и справедливый Высокий Орёл. Затем у неё родилось трое детей. Два мальчика и девочка. Младший Сат-Ок появился на свет с голубыми глазами. 

В пять лет братья друг за другом отправились в лагерь Молодых Волков. Там малыши одни, без родителей, жили в лесной чаше под присмотром  лишь строгого наставника.
«Из-за верхушек сосен вышел узкий серп луны, когда над всем нашим селением внезапно загремели бубны... Костер уже пылал. Около него на круглом камне лежал огромный охотничий барабан. Его приносили только тогда, когда Горькая Ягода должен был плясать в честь Великих Духов. Вокруг костра стояли все воины селения в самых нарядных одеждах – с султанами из орлиных и совиных перьев, в куртках и штанах с вышитыми на них родовыми тотемными знаками. Мы, маленькие мальчики, стали за их спинами и, дрожа от нетерпения, ожидали минуты, когда появится Горькая Ягода, грозный и таинственный…  сердце у меня забилось и остановилось дыхание: к плечам Горькой Ягоды были прикреплены большие крылья убитого мной орла. 

В голове моей промелькнула мысль, еще не смелая, но уже полная надежды. Не мне одному пришла она в голову, потому что и Прыгающая Сова, увидев крылья на плечах шамана, схватил меня за руку и крепко пожал ее. Но мы не обменялись ни единым словом. Ни один мужчина не должен говорить вслух о своих надеждах, пока они не сбудутся…  А когда пронзительный свист рожка вновь прервал тишину и вновь ожили бубны, шаман поднялся, повернулся лицом к луне и вскинул вверх руки с криком:

– Сат-Ок!

– Са-а-ат-О-о-ок! Са-ат-О-ок!

Все повторили крик шамана. Это имя впервые пронеслось над селением, поляной, рекой и лесом.
Шаман закружился в последний раз. А потом подбежал ко мне, схватил меня за руку и вытащил на середину круга.

– Сат-Ок! Сат-Ок! Сат-Ок! – все быстрее кричали воины, все пронзительнее свистели рожки, все громче били бубны. Меня охватила радость и гордость – великий шаман Горькая Ягода своим танцем рассказал всему селению историю моей победы над орлом и дал мне имя. Отныне меня звали Сат-Ок – Длинное Перо. Уже никто не назовет меня ути – малыш.

У меня есть имя! И я начал плясать танец победы и радости. И только когда у меня остановилось дыхание, когда после одного из прыжков я упал на колено и мне тяжело было подняться, а кто-то наклонился надо мной и помог мне встать, – только тогда я увидел, что в кругу воинов, впервые выкликавших мое имя, находился Высокий Орел, мой отец…»

Прошло много лет. Подросли и окрепли сыновья Белой Тучки. От случайно попавших в лагерь охотников она  узнала о больших переменах, которые произошли в мире, о первой мировой войне, об Октябрьской революции, о независимости Польши.
И поселилась печаль в сердце Белой Тучки, она затосковала по дому и родным, которых так давно не видела. Высокий Орел был мудрым человеком. Он прекрасно понимал, что происходит с женой, и сам предложил ей съездить  в Польшу. Вместе с ней поехал и  15-летний Сат-Ок.

Для мальчика всё увиденное было потрясением: «Мёртвая земля, мёртвые деревья, железные и каменные ловушки, куда попадают люди... Для охотника здесь нет доброй добычи» - так он воспринял Европу. Но ради мамы старался. Станислава устроила мальчика в школу. За два года он смог получить начальное образование, несмотря на насмешки ребят, которые были гораздо младше его.
В  1939 году началась Вторая мировая война. После оккупации Польши фашистской Германией, молодого индейца, как расово нечистого, арестовало гестапо. А через пару месяцев Сат-Ока отправляют в один из самых страшных концлагерей…

 «Люди карабкались в товарный вагон один за одним, как звенья длинной конвейерной цепи. Очередной ставил ногу на железную подножку, цеплялся руками за бортик пола и подтягивался. Если он делал это недостаточно быстро, ему помогал ударом автоматного ствола солдат, стоявший сбоку двери. Человеческий конвейер двигался почти без перерыва. Его завели умелые руки из местного отряда СС, как заводили множество раз до этого во Вроцлаве, Познани, Катовицах, Лодзи и в других населенных пунктах Земли Польской… Цепь быстро укорачивалась. Старательный обер-ефрейтор знал только одно: в ней должно быть ровно шестьдесят звеньев. Ровно шестьдесят, не меньше и не больше. Тридцать три вагона по шестьдесят единиц в каждом. Таков порядок.

Шестидесятый лежал без сознания. Солдат, помогавший заключенным двигаться к вагону, слишком сильно ударил его прикладом карабина между лопаток, и шестидесятый упал на асфальт перрона, разбив в кровь лицо… Второй солдат, куривший у сцепного крюка, отбросил в сторону сигарету и подбежал к упавшему. Рильке и Франц подняли человека, как поднимают мешок, сделали сильный кач и забросили его в вагон… Солдаты задвинули дверь вагона и заперли ее на щеколду… Одна за одной задвинулись двери остальных вагонов. Две тысячи человек – половина контингента Келецкого концентрационного лагеря, – пригнанные полчаса тому назад на вокзал, были подготовлены к отправке. Перрон опустел. Обер-ефрейтор вынул из парусинового подсумка палочку мела и начертал на вагонной двери: AUS. 60 М. Что значило: Аушвиц, 60 человек».

Но Сат-Ок индейский воин, и поэтому он взламывает пол в вагоне, выпускает шесть человек и сам, седьмой, бежит  в Борковицкие леса. Так он стал партизаном и бойцом Армии Крайова. Он в лесу, как дома, и он не стреляет из автомата, он стреляет из лука и в глаз. Поэтому за него объявлены огромные деньги, но поймать его было невозможно. Дело шло к концу войны, в Польшу вступили советские войска, и обнаруживается, что он сражался за армию Краеву, а побеждает армия Людова. А значит, воевал на другой стороне. Легендарный партизан – 2-метрового роста,  с длинными индейскими волосами и с голубыми польскими глазами, к тому же канадский подданный. Такой лучезарный  и говорит так искренне, что невозможно не поверить. Его подержали в лагере недолго и выпустили. Он даже получает возможность учиться на курсах судовых механиков в Гданьске и поступает в торговый флот. Вместе с польским гражданством он принял имя и фамилию матери: стал Станиславом Суплатович. Женился, семья  проживала в Гданьске.

 
Параллельно с океанскими походами Суплатович стал записывать истории из своего детства, которые то и дело всплывали в памяти. Рассказы Сат-Ока о своем детстве в племени, о борьбе индейцев против белых колонизаторов всегда вызывали большой интерес. Его часто приглашали  в клубы, школы, где он читал лекции о жизни индейского народа, а затем, переодевшись в индейский национальный костюм, пел песни и исполнял танцы родного племени. Так постепенно он стал известным в Польше, а потом и в других странах писателем.

Станислав Суплатович вел активную общественную и просветительскую деятельность. Он создает движение друзей североамериканских индейцев,  устраивает индейские лагеря по всей Польше, учит детей стрелять из лука, метать томагавк, делать украшения из бисера и перьев. Дети его обожали. Не раз он приезжал в Советский Союз. Предисловие к его первому советскому изданию написал Лев Кассиль, восхищавшийся судьбой и силой духа «Польского индейца».  

И все же он остался индейцем. Во время своих заокеанских плаваний Сат-Ок всеми силами пытался узнать, что стало с его отцом и племенем. Так он узнал о гибели старшего брата и сестры. А отец, Высокий Орёл, до 90 лет продолжал водить племя, кочуя в окрестностях Медвежьего озера…

Сат-Ок умер в 2003 году в Гданьске. Но остались его книги, его мир – искренний,  одухотворённый и гармоничный. После чтения его книг остаётся ощущение чего-то светлого и доброго. Это очень правильная и хорошая  детская литература. Особенно для ребят  9 – 13 лет. Если вы не читали книги Сат-Ока – прочитайте, вам понравится.

Земля Солёных Скал.

Таинственные следы.

о Сат-Оке

о Сат-Оке (Wikipedia)

Комментариев нет:

Отправить комментарий